Немеркнущая слава: от воинов-интернационалистов до миротворцев Азаров В.А.
описание
звоните нам с 9:00 до 19:00
 

Немеркнущая слава: от воинов-интернационалистов до миротворцев

Немеркнущая слава: от воинов-интернационалистов до миротворцев
Количество:
  
-
+
Цена: 180 
P
В корзину
В наличии
Артикул: 00001116
Автор: Азаров В.А.
Издательство: Звонница - МГ (все книги издательства)
ISBN: 5-88524-105-8
Год: 2004
Переплет: Твердый переплет
Страниц: 424
Скачать/полистать/читать on-line

В предлагаемой книге рассматривается широкий круг проблем, связанных с воинской славой советских (российских) военнослужащих, которые принимали участие не только в защите своей Родины, но и оказывали помощь другим народам в отстаивании независимости и свободы. Авторский коллектив акцентирует внимание на участии советского (российского) военного компонента в локальных войнах, вооруженных конфликтах и миротворческих миссиях после Второй мировой войны.
Труд адресуется широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, ратными делами отечественных Вооруженных сил.
Введение
Вопреки человеческим чаяниям и надеждам на спокойную и мирную жизнь, неизменными спутниками послевоенного развития мирового сообщества стали локальные войны и вооруженные конфликты. Исследованию их феномена посвящены многие работы как отечественных, так и зарубежных авторов. Однако до сих пор проблемы возникновения, ведения и способы предотвращения войн и конфликтов остаются в центре внимания многих ученых. Ведь вся предшествующая история человечества прошла под знаком превосходства войны над миром. Народы планеты, по всей видимости, притерпелись к парадоксальной ситуации: каждый год прогресса и цивилизованных отношений неукоснительно требовал обильной дани в виде крови и разрушений. С каждым годом войны становились все изощреннее и опаснее, поглощая миллионы жизней, подвергая опустошению обширные территории, уничтожая цивилизации, а иногда безвозвратно стирая из человеческой памяти эволюционные завоевания предшествующих поколений.
Поучительным примером в этом отношении является древнее Ассирийское царство (XIV- VII вв. до н. э.), которое создало первую в истории человечества регулярную армию и со временем превратилось в своеобразное "государство-волка", паразита на теле Междуречья (современный Ирак). Оно жило исключительно за счет разрушительных военных набегов, захвата заложников с целью получения выкупа, угона скота своих соседей, совершения, как бы мы сказали сегодня, диверсионных и террористических актов за сотни и тысячи километров от собственных границ при активном использовании "психологического оружия". Жестокость, с которой ассирийцы обращались с пленными и мирным населением завоеванных областей, под предлогом их греховности, приводили в результате к тому, что некогда цветущие регионы превращались в безжизненные пустыни. Целью ассирийских повелителей была бескомпромиссная
война как таковая (гораздо позднее один из диктаторов скажет: "Наплевать на результат, меня вдохновляет сам процесс сражения"). В итоге в VII в. до н. э., не выдержав перманентного "военного напряжения", государственная система Ассирии рухнула под натиском соседей, ее территория в результате "замирения" была доведена до состояния кладбища. Язык, культура, как и сами ассирийцы были почти полностью стерты с лица обширного пространства между Тигром и Евфратом.
Примечательно, что именно трагедия Ассирии положила начало попыткам ввести военные действия в русло неких этических ограничений. Главный созидательный принцип войны (если такое понятие вообще правомочно) был выработан Персидским царством уже после падения Ассирии. Именно персы первыми поняли, что основная цель войны не горы трупов, не вереницы рабов и сотни "зачищенных" селений, а мир лучший, чем довоенный. Собственно говоря, именно поэтому персам удалось создать первую в истории устойчивую империю - они создавали пространство империи, превращая побежденного противника в союзника.
Чего греха таить - события более чем 2500-летней давности имеют некоторые параллели и в современной военной истории, даже скажем, в отношении событий в Чечне, чтобы за примером далеко не ходить.
Со второй половины XX столетия в политологии и военной историографии прочное место заняли два термина: "локальная война" и "вооруженный конфликт". Для этого имелись веские основания. Только после окончания Второй мировой войны на планете зафиксировано более 400 всевозможных столкновений так называемого "местного" значения и более 50 "крупных" локальных войн. Лишь на одном Африканском континенте, к примеру, с 1960 по 1990 гг. произошло 18 полномасштабных локальных войн и вооруженных конфликтов, зарегистрировано 11 случаев геноцида и массового политического террора. Только за 1980 г. в шести странах (Судане, Эфиопии, Мозамбике, Анголе, Уганде и Сомали) в ходе войн погибли до 4 млн. человек (в основном мирное население). Постепенно общая региональная конфликтогенность переместилась в район африканских Великих озер, охватив целый ряд стран - Бурунди, Руанду, Заир, Конго, где "все воюют против всех".
Более 30 вооруженных инцидентов ежегодно - вот реальная статистика конфликтогенности последних лет ушедшего тысячелетия. С 1945 г. локальные войны и вооруженные конфликты унесли более 30 млн. человеческих жизней. Астрономическая цифра - 10 трлн. долларов, - вот цена людской воинственности после Второй мировой войны.
Поэтому в настоящее время, несмотря на смягчение международной напряженности и снижение опасности глобального противостояния, проблема региональных войн по-прежнему остается актуальной и требует всестороннего изучения.
Локальные войны и вооруженные конфликты в прошлом всегда были инструментом политики многих стран мира и глобальной стратегии противоборствующих мировых систем - капитализма и социализма. В послевоенный период как никогда ранее стала ощущаться органическая связь между политикой и дипломатией с одной стороны, и военной мощью государств - с другой. Все чаще именно армиям приходилось дополнять усилия политиков в решении не чисто военных и вообще не военных задач. При этом военные действия как в локальных войнах и вооруженных конфликтах, так и в операциях по поддержанию мира (Босния, Сомали, Руанда, Гаити, Косово и т. д.) стали сопровождаться четко спланированными психологическими акциями, активной дипломатией и целенаправленной пропагандой.
В чем же причина поразительной "жизнестойкости" войн и вооруженных конфликтов?
Без малого триста лет (по крайней мере с момента заключения Утрехтского мира) человечество ищет универсальный способ цивилизованного разрешения противоречий, возникающих между государствами, нациями, народностями, конфессиями, классами. С тех пор международные отношения не раз ставились, казалось бы, на правовую основу, не единожды устанавливались "вечные и нерушимые границы" (Ялтинская и Потсдамская конференции, Хельсинкские соглашения и др.); давались твердые гарантии существования государств, больших и малых; великие державы приходили к согласию о политическом устройстве мира. Однако каждая из этих попыток неизбежно кончалась войнами, которые становились все масштабнее и страшнее, сначала - локальными (к примеру, общеевропейскими), а затем и мировыми.
Последняя из них вплотную подвела человечество к ядерному апокалипсису. Угроза всеобщего уничтожения сделала новую мировую войну по форме "холодной", но она не сводилась только к яростной идеологической полемике, беспрецедентной гонке вооружений и росту военного противоборства на мировой арене, поэтому почти всегда по содержанию она оставалась "горячей". В эти годы мир пережил не ослабление военной опасности, а ее эскалацию. И дело здесь не только в скачке количества локальных войн и вооруженных конфликтов по сравнению с предшествующими периодами мировой истории. Появились и были апробированы новые виды и формы силового противоборства, менее очевидные, но не менее опасные (балансирование "на грани войны", "военное устрашение", "демонстрация флага", "дипломатия канонерок", "ядерный ультиматум", "принуждение к миру" и т. д.). В их огне сгорели миллионы человеческих жизней.
Именно в годы "холодной войны" произошла серия военно-политических кризисов с участием советского (российского) военного компонента, которые при стечении определенных обстоятельств могли перерасти в глобальные трагедии (Карибский кризис, арабо-израильские войны, войны в Корее, Вьетнаме, Афганистане и т. д.).
И все же самое страшное оружие не было пущено в ход. Поэтому окончание "холодной войны" породило новые надежды. Однако одним из ее военно-политических итогов стал распад социалистической системы государств и их военной организации - Варшавского Договора. Перестал существовать как таковой Советский Союз. Мир признал поражение СССР в этой войне. И как результат - разрушение сложившейся после Второй мировой войны биполярной системы международных отношений, коренные изменения в балансе сил и сферах влияния. Начался процесс активного распада многонациональных государств и геополитическая перегруппировка сил в глобальном масштабе. Появилась устойчивая тенденция пересмотра устоявшихся после Второй мировой войны границ.
Анализ этих событий ещё раз опроверг избитое политическое клише о "верных" союзниках СССР. Мы должны признать, хотя бы для самих себя, что социалистические страны Восточной Европы подлинными союзниками Советского Союза никогда не были. Варшавский Договор держался в основном на конфронтации мировых систем, в какой-то мере на страхе, и потому оказался обреченным. Тем более, никогда, в сущности, не являлись союзниками России страны Балтии. Поэтому сожалеть об этих "геополитических потерях" не имеет смысла: всерьез их не было.
Представление о том, что завершение противостояния двух социально-экономических систем приведет к резкому снижению числа вооруженных конфликтов и военно-политических кризисов в мире, создаст условия для большей прогнозируемости и контролируемости развития военно-политической обстановки в различных регионах мира, также не оправдалось. Более того, беспрецедентной проблемой современности является то, что с каждым годом расширяется сеть стран, имеющих в своих арсеналах новейшие системы вооружения. К примеру, на сегодняшний день 15 развивающихся стран владеют баллистическими ракетами, в 10 странах ведется их активная разработка. Ученые более 20 "молодых" государств продолжают активные исследования в области химического и бактериологического оружия.
Россия, как правопреемница СССР, унаследовала, прежде всего, его поражение в "холодной войне". Именно ей "выпала честь" подписывать в Париже Основополагающий акт о взаимных отношениях сотрудничества и безопасности между Российской Федерацией и организацией Североатлантического договора (НАТО). Подписанием Акта закреплен новый баланс сил на мировой арене и новая структура европейской безопасности, положено начало становлению новых "партнерских" отношений между НАТО и Россией. В этих отношениях Россия пока еще не может себя чувствовать равным партнером, что, к примеру, наглядно продемонстрировали американская военная акция против Ирака в декабре 1998 г., военная операция 19 стран НАТО против Югославии в 1999 г. и, наконец, последняя война в Ираке весной 2003 г. и дальнейшая оккупация этой страны.
Таким образом, вплоть до недавнего времени (начало 90-х годов) главным источником конфронтации и основной причиной возникновения локальных войн и вооруженных конфликтов считались противоречия между лагерями капитализма и социализма, а также их военными организациями - НАТО и Варшавским Договором. Однако ни распад СССР, ни трансформация мировой системы социализма, ни ликвидация Варшавского Договора не привели к исчезновению локальных войн и вооруженных конфликтов. Сохранилось и большинство причин их возникновения. Более того, события конца XX - начала XXI вв. внесли множество корректив в военную политологию и конфликтологию. Главным образом, они касаются специфики протекания локальных войн и вооруженных конфликтов в системе новых международных отношений, когда объективные факторы возникновения той или иной кризисной ситуации (этническая и религиозная рознь, сепаратистские и автономистские движения и т. д.) стали превалировать над идеологическими факторами противоборства двух мировых систем.
Распад СССР привел к тяжелым экономическим и политическим последствиям как для государств ближнего зарубежья, так и Для самой России. Военно-стратегические последствия этого (особенно в связи с расширением НАТО на Восток) еще предстоит осознать. Но уже сегодня ясно, что локальные войны и конфликты останутся актуальной проблемой для Российской Федерации и в ближайшей перспективе. При этом не исключается (и это закреплено в военной доктрине) применение федеральных сил и на собственной территории. В подобной ситуации изучение и обобщение опыта участия советских и российских войск в локальных войнах и вооружейных конфликтах приобретает не только теоретическое, но и практическое значение. К сожалению, изучение такого опыта пока еще не получило должного распространения в отечественных Вооруженных Силах.
В течение послевоенных лет контингенты советских и российских войск различного состава неоднократно привлекались к решению боевых задач в локальных войнах и вооруженных конфликтах. Первый "классический" опыт послевоенного участия в боевых действиях за рубежом советские войска приобрели в феврале-октябре 1950 г. на территории Китая (оборона Шанхая). Затем последовали Корея, Венгрия, Вьетнам, Чехословакия, Сомали, Эфиопия, Ближний Восток, Афганистан.
В зависимости от условий обстановки, складывающейся в мире и регионе к началу политического кризиса, национальных и геостратегических интересов, социально-политической ориентации государств - участников конфликта, ряда других аспектов отечественное военно-политическое руководство определяло степень участия военного компонента в конкретной локальной войне или вооруженном конфликте - от дипломатической, политической, экономической и военно-технической помощи (косвенное участие) до создания крупных оперативных группировок войск (сил) для непосредственного участия. Основным же фактором, определяющим степень участия, до начала 90-х годов был идеологический фактор.
Оперативные группировки советских войск для ведения боевых действий локального масштаба создавались несколько раз: во время войны Китая с Гоминьданом, в ходе Корейской войны и Карибского кризиса, в Венгрии, Чехословакии и Афганистане. Советские военнослужащие принимали непосредственное участие в войнах в Анголе и Эфиопии, во Вьетнамской войне, в арабо-израильском противостоянии. Отечественный военный компонент (техника и вооружение, советники и специалисты) стал неотъемлемой частью ирано-иракской войны, он же присутствовал почти во всех "крупных" локальных конфликтах послевоенного периода. В настоящее время российские подразделения активно участвуют в операциях по поддержанию мира в ряде регионов СНГ и планеты.
Главным мотивом российского участия в миротворческих операциях является как стремление закрепить свое влияние в жизненно важных регионах, так и насущная потребность в обеспечении военно-политической стабильности, в первую очередь - в приграничных государствах Содружества. Миротворческие функции российские военнослужащие выполняют в составе войск ООН, НАТО, Коллективных сил по поддержанию мира или самостоятельно.
Уже накоплен достаточный опыт участия советских и российских войск в локальных войнах и вооруженных конфликтах, который требует не только систематизации и обобщения, но и скрупулезного изучения. Без этого невозможно реформировать армию и флот и строить Вооруженные Силы, способные эффективно решать военно-политические задачи как внутри страны, так и за ее пределами.
Основное внимание авторы сосредоточили на рассмотрении военно-политического и оперативно-стратегического содержания локальных войн и вооруженных конфликтов после 1946 г. с участием советских и российских войск (от воинов-интернационалистов до миротворцев). Особый акцент делался на обобщении накопленного опыта с целью его эффективного использования в системе укрепления боеготовности отечественных Вооруженных Сил, в создании и становлении миротворческих формирований (контингентов).
Предлагаемый читателю труд включает: введение, три главы и заключение.
В первой главе освещаются проблемы воинского долга, понятий чести и нравственности, а также обучения и воспитания в Российской армии. Затрагиваются вопросы об особенностях ее развития, рассматриваются отдельные аспекты военно-патриотического воспитания.
Во второй главе, наиболее значимой как по содержанию, так и по объему, раскрываются особенности военно-политических кризисов, локальных войн и вооруженных конфликтов после 1945 г., в которых в той или иной мере присутствовал советский (российский) военный компонент. Рассматривается военно-политическое и оперативно-стратегическое (оперативно-тактическое) содержание локальных войн и вооруженных конфликтов. При этом показывается опыт подготовки и создания группировок войск (сил), а также их применения.
Третья глава целиком посвящена исследованию миротворческой деятельности, начиная с первых российских миротворцев на Ближнем Востоке и кончая миротворческой деятельностью на постсоветском пространстве.
Авторский коллектив прекрасно осознает, что воспитательный процесс - дело особой государственной важности. Без человека, знающего военную историю собственного Отечества (ее позитивные и негативные стороны) невозможно построить сильную и процветающую Россию. Представленный на суд читателей труд представляет собой одну из попыток частичного решения этой проблемы. Книга может послужить неплохим учебником для военнослужащих Российских Вооруженных Сил. При этом нелишне было бы напомнить слова известного военного историка и теоретика, профессора Николаевской академии Генерального штаба Н. А. Орлова, который писал: "Военная история является богатейшей и неистощимой сокровищницей военного опыта целых тысячелетий, из которой военные науки черпают материал для своих выводов. Она до некоторой степени восполняет недостаток личного опыта. Недостаточность опыта мирного времени придает особое значение вековому опыту, занесенному на скрижали военной истории".
По мнению авторского коллектива, более полное решение проблемы воинского воспитания невозможно без проведения крупных исследований, к которым должны подключиться военные и гражданские ученые: политологи, философы, историки, экономисты, юристы, культурологи, представители других направлений научных знаний, сами участники военных столкновений прошлых лет.
В этом убеждении авторский коллектив и передает свой труд заинтересованному читателю. Авторы будут благодарны за любые замечания, предложения и пожелания, высказанные по данной работе.
Гегель однажды заметил, что народы и правительства никогда ничему не учились из истории. Эту же мысль в свойственной ему ироническо-парадоксальной манере повторил Б. Шоу. Несколько иначе высказался русский историк В. Ключевский. По его мнению, "история не учительница, а надзирательница, наставница жизни (та§1з1га уйас): она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков" . Хотелось бы, чтобы таких "наказаний" было как можно меньше.

Пожалуйста, оставьте отзыв на товар.

Что бы оставить отзыв на товар Вам необходимо войти или зарегистрироваться
Все права защищены и охраняются законом. © 2006 - 2018 CENTRMAG