Власть, террор, мир и война. Большая стратегия Америки в обществе риска Уолтер Рассел Мид
описание
звоните нам с 9:00 до 19:00
 

Власть, террор, мир и война. Большая стратегия Америки в обществе риска

Власть, террор, мир и война. Большая стратегия Америки в обществе риска
Количество:
  
-
+
Цена: 82 
P
В корзину
В наличии
Артикул: 00200959
Автор: Уолтер Рассел Мид
Издательство: Прогресс-Традиция (все книги издательства)
Место издания: Москва
ISBN: 5-89826-269-5
Год: 2006
Переплет: Мягкая обложка
Страниц: 208

Cкачать/полистать/читать on-line
Показать ▼

Развернуть ▼

Известный современный американский политолог, талантливый и нестандартно мыслящий публицист анализирует причины политического доминирования Соединенных Штатов в современном мире, способы, помогающие Америке выстраивать свой привлекательный и одновременно грозный образ в глазах других стран и формировать "новый американский порядок", который должен стать основой мироустройства, после того как излишне благодушная концепция "конца истории" выявила свою несостоятельность У.Р. Мида особенно интересует сила и слабость стратегий, применяемых администрацией Дж. Буша на международной арене
Введение
В конце лета 2001 года я посмотрел фильм "Пёрл-Харбор". Назовите меня каким угодно чудаком, но самое глубокое впечатление на меня произвели не незабываемая история любви и не великолепные спецэффекты. Нет, я задумался о том, как ужасно наблюдать за тем, как война вырывается из ящика Пандоры, и знать, что будущее уже обрело кошмарный облик. И еще я подумал о том, как должны были себя чувствовать те, кто делал американскую политику, в тот день, когда на головы американцев обрушилась новость о нападении японцев и они осознали, что их ошибки и легкомыслие оставили страну и сограждан открытыми перед лицом чудовищной опасности...
Менее чем через месяц я уже знал гораздо больше о том, что принес с собой тот день. Когда дым и мусор наполняли улицы моего родного Нью-Йорка, а я смотрел на моих сограждан, закопченных, вымазанных сажей и непередаваемо подавленных, смотрел, как они брели, совсем как изгнанники, к северу от Нижнего Манхэттена. Мое горе, мой гнев, мой шок были вызваны испытываемыми мной чувствами стыда и горечи. Снова американцев застало врасплох нападение из-за океана; снова мы оказались неспособны предотвратить ужасное начало очередной главы в истории войны. Двенадцать лет, отделившие падение Берлинской стены в 1989 г. от террористических актов 11 сентября 2001 г., были для американской внешней политики потерянными годами. С 9 ноября 1989 г., когда рухнула Берлинская стена, до 11 сентября 2001 г. три администрации, представлявшие две партии, тешили себя приятными иллюзиями насчет здоровья американской системы, даже при том, что за рубежом эта система могла бы увидеть серьезнейшие для себя угрозы. Те годы были эпохой двухпартийного нарциссизма и самодовольства. Невзирая на противоречия, содержащиеся в ошеломляющей книге Фрэнсиса Фукуямы, общественное мнение приняло за свершившийся факт, что история благополучно завершена и победа осталась за Соединенными Штатами. Зловредные государства могут время от времени досаждать нам, знаем, но общая наша безопасность незыблема и все наши союзники солидарны с нами. А как же иначе? Соединенные Штаты - первая военная держава мира и знаменосец идеологии демократии и капитализма и потому могут праздновать окончательный триумф над своими соперниками из коммунистического лагеря.
Консерваторы любили оперировать терминами вроде "бесполюсный мир" (Чарльз Краутхаммер) при описании новой эры мировой политики. Государственный секретарь США Мадлен Олбрайт любила говорить о Соединенных Штатах как о "бесспорной нации". Оба словосочетания подразумевали, что Соединенные Штаты стоят на страже международной системы и серьезной и мощной угрозы для них не существует.
Опасности, разумеется, были. Демократы опасались, что односторонность республиканцев оттолкнет от Америки мировое общественное мнение, что неприятие республиканской администрацией таких инициатив, как Киотский протокол и Международный суд ООН, послужит причиной того, что мы упустим уникальный шанс выстроить мировую систему, основанную на верховенстве права. Республиканцы считали, что беззаботность демократов в вопросах обороны откроет дверь перед Китаем, который в будущем может захотеть бросить вызов господству Америки, а отказ от строительства ракетной оборонительной системы позволит враждебно настроенным государствам, обладающим ядерным оружием, шантажировать Соединенные Штаты.
Оба подхода заключались в том, что неразумные действия сегодня могут когда-нибудь в будущем поставить под угрозу американский проект. Элита, определявшая внешнюю политику, слабо ощущала, что американская система и сами Соединенные Штаты могут оказаться в опасности в самом скором времени.
Когда Сэмюэл Хантингтон предупреждал о возможности "столкновения цивилизаций", а другие политологи заостряли внимание на растущей потенциальной угрозе со стороны Китая, в глазах большинства творцов американской политики в эти потерянные годы Соединенные Штаты были единственной реальной силой в международной системе. Если мы будем действовать правильно, последствия будут благими и наши планы возобладают. Международная система не просто однополярна; в мире действует только одна воля - воля Соединенных Штатов. Наша мощь так велика, что нам стоит только определить наши намерения и пойти вперед, а другие последуют за нами. Большинство последует по доброй воле, завороженное красотой нашей ласковой силы. Кое-кто придет к нам неохотно, но наша власть может проявляться и в других формах, достаточно убедительных для того, чтобы обеспечить сотрудничество в тех случаях, когда мягких методов окажется недостаточно.
Реальное же положение в мире, как это становится все более очевидно после 11 сентября, совершенно иное. На протяжении этих потерянных лет направление умов в радикальных слоях мусульманства сложилось в массовое движение, которое обрело желание и возможности разжечь войну против Америки и американской системы. Интересы наших сильнейших союзников по холодной войне, за некоторыми исключениями, столкнулись, и альянс стал распадаться. После сентябрьских ударов кое-кто из наших старейших и вернейших союзников стал не просто возражать против лидерства Америки, но и встал к нему в открытую оппозицию. За рамками же круга союзников международный политический климат начал быстро и резко меняться в неблагоприятном для Америки направлении. Опросы общественного мнения раз за разом показывали, что Соединенные Штаты во все большей степени представляются гражданам главной угрозой для мира на планете. За несколько месяцев, минувших после 11 сентября, бесспорная нация обратилась в беззащитную нацию.
Что же произошло? Дело не просто в том, что исчерпавшая свой потенциал администрация Буша без всякой необходимости противопоставила себя союзникам, которые в противном случае были бы нам верны и дружественны. Несомненно, это тоже имело место, но помимо этого тенденции, возникшие после 11 сентября, совершенно недвусмысленно показали, что американский проект уже не так популярен в мире, как раньше. Франция, опьяненная своим лидирующим положением в международных делах, конец которому положила гитлеровская оккупация, собрала вокруг себя всемирную коалицию народов и режимов, которые сплотились с таким энтузиазмом, который невозможно отрицать и который невозможно приписать исключительно разногласиям в связи с Ираком.
Эта книга появляется в такое время, когда в Соединенных Штатах общественное мнение, увы, раскололось в вопросах о том, что эти удары означали и каким должен быть оптимальный ответ на них. Месяцы, прошедшие после 11 сентября 2001 г., были периодом неослабевающего мирового кризиса, когда США конфликтовали с одними государствами, захватывали другие и увязли в трудноразрешимых партизанских войнах в дальних уголках земного шара. Страну сотрясают самые глубокие и острые раздоры по вопросам внешней политики со времен вьетнамской войны. Наши лидеры говорят нам, что мы уязвимы перед угрозой массового террора, а наши враги, хотя они и ослаблены, по-прежнему исполнены воли и в состоянии наносить сокрушительные удары.
После 11 сентября я побывал больше чем в десятке стран, беседовал с дипломатами, журналистами, студентами, политическими лидерами и рядовыми гражданами. В некоторые страны я приезжал по гранту Государственного департамента, не являясь представителем правительства США; в мои задачи не входило проводить официальную линию, а только постараться помочь иностранцам понять, какие изменения произошли в американском обществе и внешней политике Америки, а также попытаться самому разобраться в отношении к нам извне. Случалось, что я приезжал как частное лицо - по путевкам, в учебных турах, во время отпуска. Я впитывал, слышал глубокое и подчас болезненное смешение симпатии, гнева, недоверия и враждебности; так отвечали многие умные и думающие люди во всем мире на политику администрации Буша после 11 сентября. Кроме того, я посетил более десяти американских штатов, разговаривал с большими и малыми аудиториями в ходе радиопрограмм, когда слушателям предлагалось звонить в студию, участвовал в конференциях с участием исследователей и экспертов, посещал университеты и колледжи и делал все, что было в моих силах, чтобы услышать, что думают американцы о положении в мире и о состоянии нашей попавшей под удар нации.
А плодом моих усилий стало описание того, чего Америка старается достичь в мире, почему дела пошли настолько не так, как хотелось, что пыталась предпринять администрация Буша, где она добилась успеха и где потерпела фиаско и что нужно для того, чтобы американская внешняя политика вернулась в нужное русло. Я начну с разговора о том, что мы называем американским проектом: это широкая стратегическая панорама, представляющая, что Соединенные Штаты намерены построить на мировой арене. Этот проект - обеспечение нашей внутренней безопасности путем установления мира между демократическими и процветающими государствами, объединенными общими ценностями, - глубоко укоренен в американской истории. В книге "Особое предвидение" я предпринял попытку проследить историю отдельных элементов этого проекта и показать, каким образом общенациональные дискуссии на тему о том, как лучше всего сформулировать и осуществить этот проект (и стоит ли вообще это делать), на протяжении двух столетий определяли ход американской и мировой истории. Острейшие дебаты по вопросам внешней политики после ударов 11 сентября стали последней на данный момент стадией длительного обсуждения оптимальных путей реализации американского проекта в меняющейся обстановке. И все же, как ни остры разногласия, большинство американцев поддерживает мнение о том, что Соединенные Штаты должны возглавить процесс построения максимально безопасного, процветающего и демократического мира без войн.
Я не претендую на то, чтобы предложить в этой книге окончательный ответ на новые вопросы, которые история ставит перед Америкой. Тем не менее я надеюсь, что мои попытки поставить нужные вопросы и отыскать на них верные ответы смогут способствовать продвижению американского общества к достойной встрече с возникшими в последнее время трудностями на пути осуществления нашего национального проекта.
"Не извиняйся и не оправдывайся" - девиз, подходящий для западных искателей приключений, но он не годится для тех, кто пишет книги, тем более книги по американской внешней политике. Книги, подобные той, что лежит перед вами, нуждаются в извинениях и оправданиях в большой мере. Внешняя политика Америки - это, возможно, наиболее сложный сюжет в этом мире. Экономика, политология, история и философия истории, культура, религия, сущность человеческой природы - все эти предметы так или иначе вовлечены в сферу американской внешней политики. А американская внешняя политика не только подробнейшим образом изучается специалистами и учеными; она в конечном счете обсуждается и определяется десятками миллионов избирателей, у которых нет времени, а порой и желания погружаться с головой в море стенограмм, отчетов и объемных ученых текстов.
Если эта книга, задуманная как некий мост через пропасть между профессионалами и образованными читателями, провалится, я надеюсь, что читатели, расположившиеся по обе стороны пропасти, всячески постараются компенсировать слабости моего изложения, призвав на помощь все богатство своего воображения.
На самом деле пропасть, мостом через которую призвана стать эта книга, пролегает не между "многомудрыми экспертами" и "невежественными обывателями". Многие из нас мечутся между одной ипостасью и другой. Компетентный экономист, скорее всего, слабее разбирается в истории дипломатии, чем средний непрофессиональный образованный читатель; знаток международного права, можно сказать, почти несведущ в вопросах военной тактики; специалист по истории Китая наверняка "поплывет", когда речь зайдет о Бразилии.
Мы живем в мире узких специализаций, но при том американская внешняя политика нуждается в универсалах. Американская национальная стратегия впитывает в себя экономику, политику, военное дело и многие другие дисциплины, из которых выстаивается и которыми поддерживается международная система. Мне представляется, что только универсал способен написать книгу об американской внешней политике, где она предстала бы как широкая, единая система. И столь же ясно, что такая книга будет несолидной. Универсалы поверхностны в суждениях о большом количестве предметов, узкие специалисты впадают в заблуждения, касаясь предметов, им чуждых.
Читателю судить, объяснялся сейчас или извинялся. Как бы то ни было, я должен высказать еще одно соображение, чтобы представить читателю эту книгу и предупредить его о том, что именно его ждет.
К написанию этой книги я приступал, не будучи круглым невеждой в области американской внешней политики. Я вовсе не хотел представлять всеобъемлющие аргументы в пользу мирового американского проекта. Вообще говоря, я считаю, что цели и методы американской внешней политики, пусть временами неверной, а часто - весьма спорной, в целом последовательны и разумны в своем стремлении к счастью и прогрессу человечества. Впрочем, я меньше уверен в этом, нежели в другой истине: разрушение американской системы в мире приведет к намного более тяжким последствиям и более близким опасностям, чем это видится сейчас, а падение власти Америки станет катастрофой не только для самих американцев, но и для миллионов и миллиардов людей, живущих за пределами нашей страны, в том числе и для тех, кто нас ненавидит и уничтожил бы нас при первой возможности. Вот по этим причинам я и приступил к написанию книги, в которой собираюсь выступить в роли защитника американского проекта. Моя цель не в том, чтобы убедить американцев, что мы должны или способны изменить мир, улучшить его, а в том, чтобы осветить перед ними лучшие пути к достижению целей, которые, с моей точки зрения, максимально нравственны и столь же реальны.
Я сознаю, что и другие взгляды существуют. Американская внешняя политика еще более противоречива, чем мы сегодня привыкли. Не только в самих Соединенных Штатах, но и во всем мире ведутся дискуссии о достижениях и провалах американской внешней политики, самые бескомпромиссные за многие годы. Я тоже намерен принять участие в этих дискуссиях, но не в этой книге - она и без того насыщена материалом.
Предлагаемая вашему вниманию книга состоит из четырех частей. В первой части, названной "Американский проект", я рассмотрю, в чем состоит сущность американской внешней политики, в чем состоит наша широкая национальная стратегия. Вторая часть, "Сгущающиеся тучи", посвящена силам, которые в последние двадцать лет направляли действия властей Америки и заложили фундамент новой эры - эры конфронтации и угроз, хотя американцы и успели поздравить себя с окончанием истории. Третья часть, "Возрождение в действии", представляет взгляд на силы, формировавшие внешнюю политику администрации Буша; здесь будут проанализированы сильные стороны и ограниченность подхода правительства к мировой политике и войне с террором. В четвертой части, "Будущее американской внешней политики", будут описаны вопросы и подходы, которые, в моем понимании, будут определять нашу внешнюю политику в ближайшем будущем

Пожалуйста, оставьте отзыв на товар.

Что бы оставить отзыв на товар Вам необходимо войти или зарегистрироваться
Все права защищены и охраняются законом. © 2006 - 2018 CENTRMAG
џндекс.Њетрика Рейтинг@Mail.ru